Баллада о печальном скрипаче

Сегодня мне вспомнилась эта, давно услышанная мною авторская песня Михаила Кочеткова. Так сказать песня о мечте и о реальной жизни… Ну и симбиозе того и другого… 🙂

3737910_Kochetkov_M

Мой дедушка старый, но добрый старик
Мечтал, что я стану большим скрипачом.
И даже в далёком Милане
Я буду играть на концерте.
А внук его глупый закатывал крик,
Ведь он не хотел быть большим скрипачом.
Он плавать мечтал в океане
На старом пиратском корвете.

Среди акул и альбатросов
Мечтал стоять он на борту
Слегка подвыпившим матросом
С огромной трубкою во рту,
Крича в бою осипшим басом:
«На абордаж, орлы, вперёд!»,
И быть огромным, одноглазым
И даже — раненым в живот.

Как он мечтал из океана
Вернуться на родной причал
Весёлый раненый и пьяный.
О, Боже мой, как он мечтал
В портовом кабаке «Ривьера»,
В объятьях гейшу задушив,
Кричать: «А ну, скрипач-халера,
Сыграй мне чё-нить для души!»

Но время проходит, и дедушки нет.
Он больше не будет стоять над душой;
Теперь-то ему безразлично,
Что внучек скрипач в ресторане.
Он по вечерам достаёт инструмент
И мучает скрипку. И всем хорошо.
Ему ж это всё безразлично,
Ведь он далеко в океане!

Среди акул и альбатросов
Мечтал стоять он на борту
Слегка подвыпившим матросом
С огромной трубкою во рту,
Крича в бою осипшим басом;
«На абордаж, орлы, вперёд!»
Быть одноногим, одноглазым
И даже раненым в живот.

Как он мечтал из океана
Вернуться на родной причал
Весёлый раненый и пьяный.
О, Боже мой, как он мечтал
В портовом кабаке «Ривьера»
В объятьях гейши умереть,
Крича: «А ну, скрипач-халера,
Давай играй, я буду петь!»

Он спел бы под скрипку под скрип старых мачт,
Про боцмана – злую собаку.
А маленький, злой, одинокий скрипач
Играл бы на скрипке и плакал…
***
Am
Мой дедушка старый, но добрый старик
Dm
Мечтал, что я стану большим скрипачом
E Am
И даже в далеком Милане
Dm E
Я буду играть на концерте…

А внук его глупый закатывал крик,
Ведь он не хотел быть большим скрипачом, — Он плавать мечтал в океане
На старом пиратском корвете.
E Am
Среди акул и альбатросов мечтал стоять он на борту,
G C
Слегка подвыпившим матросом, с огромной трубкою во рту
Dm Am
Крича в бою осипшим басом: «На абордаж, орлы, вперед!»
Dm E
Быть одноногим, одноглазым и даже раненым в живот.

Как он мечтал из океана вернуться на родной причал,
Веселый, раненый и пьяный — о, Боже мой, как он мечтал!
В портовом кабаке «Ривьера» в объятьях гейшу задушив,
Орать «А ну, скрипач-холера! Сыграй мне чо-нить для души!..»

Но время проходит и дедушки нет,
Он больше не будет стоять над душой,
Теперь-то ему безразлично,
Что внучек — скрипач в ресторане…
Он по вечерам достает инструмент
И мучает скрипку — и всем хорошо.
Ему ж это все безразлично — Ведь он далеко в океане.

Среди акул и альбатросов мечтал стоять он на борту
Слегка подвыпившим матросом с огромной трубкою во рту
Крича в бою оспшим басом: «На абордаж, орлы! Вперед!»
Быть одноногим, одноглазым, и даже раненым в живот.
Как он мечтал из океана вернуться на родной причал
Веселый раненый и пьяный — о, Боже мой, как он мечтал!
В портовом кабаке «Ривьера» в объятьях гейши умереть
Крича :»А ну скрипач-холера! Давай играй! Я буду петь!..»

Он спел бы под скрипку про скрип старых мачт,
Про боцмана — злую собаку.
А маленький, злой, одинокий скрипач
Играл бы на скрипке — и плакал…